Россию продолжают сотрясать громкие пыточные скандалы. После утечки очередных гигабайтов страшных видео, иллюстрирующих реалии в тюрьмах и изоляторах страны, президент даже сменил главу ФСИН.

По регионам прокатилась волна уголовных дел и отставок, однако далеко не все виновники и организаторы этих кошмарных экзекуций ответили или отвечают по закону. Наиболее влиятельные и опасные из них не просто на свободе, но и продолжают оставаться у руля громадных бизнес-империй и силовых структур. Бабр рассказывает о том, кто стоит за организацией жестоких пыток в иркутском СИЗО № 1, одном из самых страшных следственных изоляторов России.

Как ни парадоксально, но история иркутского пыточного конвейера, о котором неоднократно рассказывали и местные, и федеральные журналисты, юристы и правозащитники, тесно связана с громким «делом Матвеева». Широко известного в Иркутске бизнесмена и мецената, прикованного к инвалидному креслу, его сына и пятерых выходцев из Чеченской республики больше трёх лет преследовали по обвинению в похищении и самоуправстве. Лишь в октябре 2021 года коллегия присяжных поставила точку в этой громкой истории, признав невиновными всех обвиняемых.

Скандальности этой истории придавала её подоплека — «похищенный» Руслан Дукин работал на бывшую жену Матвеева, одиозную бизнес-вумен Татьяну Казакову, которая очень не хотела расставаться с частью «совместно нажитого» имущества в пользу экс-супруга. О признаках заказного характера этого дела Бабр рассказывал и ранее, подробно разбирая связи Казаковой и иркутских силовиков. Неоднократно представлялись и свидетельства подлога в материалах дела, а также то, как бизнес-вумен всеми силами затягивала судебное производство, добиваясь для Матвеева и его «подельников» обвинительного вердикта.

Однако в реальности эта история оказалась ещё более пугающей, о чем мы теперь можем узнать из вышедшего в конце ноября фильма-расследования «Пытки в Иркутском СИЗО. Как выбивали показания по сфабрикованному делу Дмитрия Матвеева». Фильм не просто напичкан эксклюзивными деталями и новыми подробностями громкого дела, но и проливает свет на ту самую связь заказчиков преследования бизнесмена с организацией страшных пыток.

Так, из фильма мы узнаём, что Татьяна Казакова как минимум дважды заказывала убийство Дмитрия Матвеева. Таким образом она хотела раз и навсегда «успокоить» бывшего мужа. Это позволило бы бизнес-вумен не исполнять свою часть договоренностей при расторжении брака, согласно которым она должна была уступить Матвееву свою долю в торговом центре «Версаль», втором по величине совместном активе распавшейся пары. И это притом, что свою часть договора — дарение Казаковой другого ТЦ, «Иркутского» (сегодня — МТЦ «Новый»), бизнесмен выполнил.

Оба предполагаемых киллера отказались от совершения страшного преступления, о чем прямо рассказывают в фильме. Один затем поплатится за это, оказавшись на одной скамье подсудимых с Дмитрием Матвеевым в качестве исполнителя выдуманного Казаковой и иркутскими следователями похищения. Худшее, впрочем, ждало и Шамиля Эдильханова (тот самый отказавшийся от заказного убийства «похититель»), и остальных чеченцев-фигурантов дела впереди. Они стали гостями печально известной «пресс-хаты», камеры № 416 СИЗО № 1 — да и многих других помещений изолятора, где их жестоко пытали и требовали оговорить Дмитрия и Ивана Матвеевых, стоявших на пути абсолютной власти Татьяны Казаковой.

Дмитрий Матвеев



Чеченцы не сломались. А ломали их сильно, о чем они сами рассказывают в новом фильме-расследовании. К слову, один из них, Муслим Беличков, дал эксклюзивное интервью Владимиру Осечкину (https://www.youtube.com/watch?v=QTp5A-4anG8) — основателю сайта Gulagu.net, обнародовавшему видео пыток в Саратовской области. И в одном из кадров фильма Дмитрий Матвеев благодарит своих товарищей по несчастью, ставших жертвами чудовищных издевательств — если бы они не выдержали давления и дали бы нужные следствию показания, то при современной российской системе правосудия он был бы практически обречен. И дело не только и не столько в обвинительном приговоре. Он стал бы началом конца для отца и сына Матвеевых.

Бизнесмен уверен — в тюрьме его должны были убить. Татьяна Казакова планировала довести начатое до конца, а иначе сложно объяснить тот факт, что следствие так упорно пыталось упечь инвалида Матвеева в СИЗО. Врачам, делавшим судмедэкспертизу, угрожали, но и они не прогнулись, понимая, что ждёт бизнесмена в изоляторе. А ждал его там не кто иной, как профессиональный киллер Андрей Молчанов.

Получается, что страшные пытки в иркутском СИЗО № 1 должны были открыть путь для заказного убийства, которое так было нужно бизнесу Татьяны Казаковой. И помогали ей в этом далеко не только зэки-«разработчики» Антон Яровой (Ярик), Андрей Бевзя (Мафия), Сергей Шмаков (Салах) и сотрудники СИЗО Антон Самара и Алексей Сурин, организовывавшие пытки напрямую.

Вся эта история — и с преследованием Матвеева, и с издевательствами над невиновными людьми — была бы невозможна без участия следователя Евгения Карчевского, без ведома и прямой санкции которого все это было бы невозможно, а также его руководства, вплоть до генерала Андрея Бунёва. Не обошлось и без участия областной прокуратуры времён Александра Воронина, сотрудники которой в упор не видели ни покушений на убийство, ни пыток.

Таким образом, несмотря на смену руководства ФСИН и аресты единичных «оборотней» в рядах ведомства, в Иркутской области незамеченным остается целый «букет» преступлений — здесь и крупные взятки силовикам всех без исключения ведомств, и пытки, и неоднократные покушения на убийства. В крови оказались запятнаны погоны первых лиц структур, призванных защищать, а не пытать и убивать. Но в Иркутске все перевернулось с ног на голову, и сегодня здесь творится страшное. Остается надеяться, что ненадолго — и фильм-расследование не пройдет мимо внимания ни Александра Бастрыкина, ни Игоря Краснова.